МАОУ "ЛИЦЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И УПРАВЛЕНИЯ
______________________________________________________________
429330, Чувашская Республика, город Канаш, ул. О. Кошевого, дом 3, телефон: 8(3533)2-19-95; e-mail: gsiu.liceum@gmail.com
Главная страница Приветствую Вас Гость Регистрация | Вход
ГРАФИК РАБОТЫ, РАСПИСАНИЯ, ЗВОНКИ, УЧЕБНЫЙ РАСПОРЯДОК
00:00:00
Главная » 2018 » Февраль » 15 » Ваше высокоблагородие, господин титулярный советник Александр Сергеевич Пушкин
12:22
Ваше высокоблагородие, господин титулярный советник Александр Сергеевич Пушкин

Ваше высокоблагородие, господин титулярный советник Александр Сергеевич Пушкин

Ссылка на PDF- версию работы для подробного ознакомления и скачивания

Аннотация

 

Настоящая работа, представляет собой попытку опровергнуть общепринятую точку зрения о том, что А.С. Пушкин отрицательно относился к современному ему государственному строю, негативно воспринимал государственную службу.

Конечно, у каждого свой Пушкин. Для меня Пушкин- великий поэт и, кроме того, государственный служащий. Мой Пушкин - в форменной мундире, служащий коллегии иностранных дел МИДа России, член Российской Академии Наук, специалист, владеющий несколькими языками и выполняющий серьезные политические поручения.

Пушкин, имея чин титулярного советника, что приравнивалось к армейскому званию полковника, или штаб-ротмистра гвардии, служил в Архиве МИДа- святая святых министерства. Он проработал в Министерстве иностранных дел до конца своей жизни, оборванной пулей Жоржа Дантеса в феврале 1837 года.

Я постаралась проанализировать имеющиеся в моей распоряжении и открытом доступе материала, на основании которых сделала вывод, что поддерживаемое на протяжении многих десятилетий представление о Пушкине, как о трутне на государевой службе, с моей точки зрения, оскорбительно для того, кто был и остается гордостью России. Бездельничать за государственный счет, не принося пользы Отечеству – это противоречит душевному настрою поэта. Конечно, моя работа во многом реферативная и великих открытий не содержит, но есть в ней главное: Пушкин может быть для меня и моих товарищей по учебе образцом и примером отношения и к родине и к государственной службе.

Ваше высокоблагородие, господин титулярный советник Александр Сергеевич Пушкин

«… у каждого из нас - свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца» Александр Твардовский.

 «У каждого из нас - свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца» - так написал о самом великом русском поэте Александр Твардовский в своем эссе «Пушкин» в 1949 году. И он был совершенно прав. Александр Сергеевич входит в нашу жизнь с детства своим Лукоморьем, тридцатью тремя богатырями, Золотым петушком и провожает через нее, напутствует стихами и прозой.

Образ его монументален, как опекушенский памятник на Пушкинской площади в Москве, гениальность неоспорима, первое место в Российской литературе незыблемо, и наше отношение к нему не допускает сомнений, как статья в энциклопедии или классическое «Пушкин наше все», изреченное поэтом Аполлоном Григорьевым.

И мы его чтим, уважаем, изучаем. Но, изучая литературу по школьной программе, возникает впечатление, что он закончил Царскосельский Лицей и сразу шагнул в Великие поэты и до минуты смерти от пули Дантеса только и делал, что писал, стихи и отбывал ссылки. Такой классический Пушкин, понятный всем и равноудаленный от всех.

Но ведь есть и другой Пушкин, мой собственный Пушкин, близкий мне и понятный. Я обучаюсь в Лицее государственной службы и управления, думаю, что в дальнейшем буду государственным служащим, а потому мне интересна и созвучна та часть жизни великого поэта, которая относится к его государственной службе.

Мой Пушкин - в форменной мундире, служащий коллегии иностранных дел МИДа России, член Российской Академии Наук, специалист, владеющий несколькими языками и выполняющий серьезные политические поручения.

Итак, после того как 19 мая 1817 года Александр Пушкин, сдававший выпускные экзамены в Царскосельском лицее, был произведен в коллежские секретари и был определен на службу в Коллегию иностранных дел. Началась его карьера государственного служащего.

Такое назначение Пушкина не было случайным: Царскосельский лицей был учрежден именно для подготовки образованного чиновничества из дворян. В пункте 1 «Постановления о Лицее» говорилось: «Учреждение Лицея имеет целью образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной.

Пушкин принадлежал к родовитому дворянству, а дипломатическая деятельность в дворянской среде считалась самой престижной. Причисление выпускников определялось императорским указом, однако учитывались предпочтения недавних лицеистов.) Сам выпускник склонялся к военной службе, традиционно ценившейся выше, чем статская. Но настояние родных заставило предпочесть службу гражданскую.

Хотя, если внимательно читать биографические материалы о Пушкине, то можно обратить внимание на то, что есть две точки зрения на его государственную службу.

С одной стороны – безапелляционные утверждения в пренебрежительном отношении Пушкина к службе. Все его существо окунулось в наслаждения жизни, и над ним «господствовали только две стихии: удовлетворение плотским страстям и поэзия». Мол, манкировал службой, за что и был с нее в итоге изгнан.

Другая точка зрения представлена не столь ярко, но его ближайшие друзья говорят, что Пушкин серьезно относился к своей службе. Да и могло ли быть иначе? Пушкин- дворянин с шестисотлетней родословной и все предки его служили. Разве же мог он позволить себе не служить? Да и материальный вопрос все же играл значительную роль. Стихи стихами, гениальность гениальностью, но мог ли молодой, пусть даже гениальный человек манкировать службой, за которую, кстати, получал жалование? Отец с матерью, как известно, «деньгами его не ссужали вовсе», публикации тоже не оплачивались. Так что денежное содержание за службу как раз и составляло главную статью его доходов.

Собственная служба, как и деятельность государственного аппарата вообще, не нашли в творчестве Пушкина никакого отражения. Отчасти это объясняется общими изменениями в культурном сознании эпохи. Система чинов и должностей не обладала для него, как и для большинства просвещенных людей его поколения, ни сакральным, ни каким-либо иным высоким смыслом. Он едва ли разделил бы мысль, выраженную уже после его смерти, в 1847 году, консерватором, министром народного просвещения графом С.С. Уваровым: «Россия любит в Табели о рангах торжественное выражение начала, славянским народам свойственного, – равенства перед законом, дорожит знамением мысли, что каждый в свою очередь может проложить себе путь к высшим достоинствам службы»

Кстати, сам Александр Сергеевич тяготел к военной службе, по выпуску «добивался он у отца позволения вступить в военную службу в гусарский полк, где у него уже много было друзей и почитателей. Начать службу кавалерийским офицером была его ученическая мечта. Сергей Львович отговаривался недостатком состояния и соглашался только на поступление сына в один из пехотных гвардейских полков».

В результате Александр Сергеевич поступил на службу в Коллегию иностранных дел. Каждое утро ему приходилось отправляться из дома у Калинкина моста (набережная Фонтанки, дом 185) на Английскую набережную, в дом № 30, где размещалась Коллегия.

Итак, 9 июня 1817 года девятнадцатый по рангу успеваемости воспитанник Царскосельского лицея Александр Пушкин, выпущенный в свет чиновником 10 класса (по «Табели о рангах») в звании коллежского секретаря, получил назначение в Коллегию иностранных дел на должность переводчика с денежным содержанием семьсот рублей в год. Вместе с ним направление в Коллегию получили еще шесть выпускников. Пятая часть первого лицейского выпуска оказалась на службе в Коллегии.

Служба всех зачисленных в Коллегию началась с присяги государю императору Александру Павловичу, принесенной 15 июня 1817 года. Кроме того, новички, поступающие в Коллегию иностранных дел, обязаны были ознакомиться с определением Коллегии от 5 марта 1744 года о неразглашении служебных тайн и указом Петра I «О присутствующих в Коллегии иностранных дел, о порядке рассуждения по делам особенной важности и по бумагам текущим, и о назначении числа чиновников с распределением должностей между ними».

Коллегия иностранных дел представляла собой единственное учреждение, подчинявшееся не Сенату, а непосредственно императору. При Коллегии находился еще и собственный прокурор, обязанностью которого, как и сегодня, было осуществление контроля над ее деятельностью. Это была достаточно сложная служба. Работы было много, дни дежурств были утомительны: в течение суток из Коллегии нельзя было отлучаться ни на миг, даже обед доставлялся из ресторации, а спать приходилось ночью на столах. Тщательно шла подготовка вновь принятых в Коллегию к исполнению ими служебных обязанностей: под руководством умудренных опытом наставников они входили в курс дела. Н.И. Панин, один из руководителей Коллегии, поучал своих питомцев: «Сотрудник иностранной коллегии должен уметь вербовать открытых сторонников и тайных осведомителей, осуществлять подкуп официальных лиц и второстепенных чиновников, писать лаконично и четко свои шифрованные и открытые донесения на родину не по заранее установленной форме, а исходя из соображений целесообразности». Тайный осведомитель – это и есть «троянский конь», засланный в стан врага, так что С.П. Жихарев в своих воспоминаниях не согрешил против истины. Серьезная подготовка требовалась новичкам для дальнейшего самостоятельного исполнения служебных обязанностей, в том числе и вдали от Санкт-Петербурга. Впоследствии Александр Горчаков уехал в русскую дипломатическую миссию в Лондон, Сергей Ломоносов – в Вашингтон, Александр Грибоедов был определен на Кавказ к командующему российской армии И.Ф. Паскевичу секретарем «по дипломатической части».

Пушкин оставался до поры до времени в Петербурге. Хотя и для него было готово место в одной из зарубежных русских миссий. В письме Вяземскому в 1819 году А.И. Толстой сообщает, что Пушкин «не на шутку собирается в Тульчин, а оттуда в Грузию и бредит уже войною. Я имею надежду отправить его в чужие края, но он уже и слышать не хочет о мирной службе».

Получается, что в Петербурге Пушкин вел как бы двойную жизнь. На виду у многих в свете – бравада и позерство, и одновременно с этим напряженная подготовка к разведывательной работе за рубежом. Пушкин занимался в основном переводами для министерства. МИДом в то время руководил граф Иван Каподистрия, который впоследствии стал первым руководителем независимой Греции. Начальник хорошо относился к своему подчиненному, о чем позже писал дядя поэта Василий Львович Пушкин: «Радуюсь сердечно, что Каподистрия к нему хорошо расположен». Каподистрия, имевший хорошие отношения с царем Александром I, сохранил свое расположение по отношению к Пушкину даже тогда, когда поэту грозила ссылка в Сибирь за «вольнодумные» стихи и эпиграммы на императора.

Стараясь защитить своего подчиненного, Каподистрия фактически пошел против главного «силовика» того времени — влиятельного генерала Алексея Аракчеева, также ставшего мишенью Пушкина. Благодаря связям при дворе глава МИД смог добиться для Пушкина более мягкой южной ссылки, во время которой он, в частности, написал несколько лучших стихотворений раннего периода.

Вернулся Пушкин в МИД уже в 1832 году по указанию нового императора Николая I, к которому сам поэт обратился с письмом, где просил зачислить его на государственную службу. «Прошение было рассмотрено мгновенно», — писал в книге «Тайны Пушкина» один из его биографов Эльдар Ахадов. Глава Российской империи дает на этот счет приказ одиозному главе Третьего отделения Александру Бенкендорфу, который также курировал и МИД. Николай I приказывает дать поручение министру иностранных дел графу Карлу Нессельроде зачислить Пушкина на службу.

Историк Максим Артемьев отмечает, что взгляды Пушкина изменились, когда он пришел в МИД во второй раз. «Когда он пришел в МИД в первый раз, он был достаточно радикальным, когда же он пришел туда при Николае I, у него уже были «почвеннические» взгляды», — говорит историк.

Как и сейчас, МИД в те времена был привлекательным работодателем. «Возможность поехать работать за границу, встречи с иностранными дипломатами — все это привлекало таких интеллектуалов, как Пушкин», — говорит Артемьев. При этом историк добавляет, что Пушкин «поломал себе карьеру» дипломата во многом из-за своих вольнодумных взглядов.

В этот период работы в МИДе Пушкину практически пришлось заниматься «информационной войной» во время польской кампании. Он пишет довольно жесткий стих «Клеветникам России», который был опубликован в брошюре «На взятие Варшавы» в 1831 году. «О чем шумите вы, народные витии? Зачем анафемой грозите вы России?» — этот стих поэта до сих пор считается одним из самых популярных в консервативной патриотической среде. Как пишет консервативный российский публицист Анатолий Клепов, брошюра была издана, чтобы противодействовать клеветнической кампании в западных средствах печати против военных действий России в Польше.

Хотя Пушкин и служил в МИДе, за пределами Российской империи он не был, если не считать знаменитой поездки в Эрзрум, расположенный на северо-востоке нынешней Турции, где тогда находились русские военные части. Его повествование о путешествии читается как настоящий полевой репортаж. «С Екатеринограда начинается военная Грузинская дорога; почтовый тракт прекращается. Нанимают лошадей до Владикавказа. Дается конвой казачий и пехотный и одна пушка. Почта отправляется два раза в неделю, и проезжие к ней присоединяются: это называется оказией», — описывал Пушкин свое путешествие.

В январе 1835 года Пушкин, будучи в ранге титулярного советника, обратился к Николаю I с просьбой о допуске в сенатский архив, чтобы ознакомиться со следственными материалами по делу бунтовщика Емельяна Пугачева. Несмотря на то что «История Пугачевского бунта» уже вышла, Пушкина по-прежнему интересовала фигура Пугачева. Царь такое разрешение дал, но полученные материалы Пушкина не удовлетворили, и он обратился в родной МИД — к директору Государственного архива при МИДе Василию Поленову. Нужный документ снова не был найден, но поэт получил «собрание о злодее Пугачеве многих бумаг, в книгу переплетенных».

Архив МИД, где служил Пушкин, — святая святых министерства. Он был основан в 1829 году для важных документов государства — здесь хранится переписка первых лиц государства: переписка Павла I и Александра I с Наполеоном, бумаги Екатерины II. Пушкин проработал в Министерстве иностранных дел до конца своей жизни, оборванной пулей Жоржа Дантеса в феврале 1837 года.

Поддерживаемое на протяжении многих десятилетий представление о Пушкине, как о трутне на государевой службе, даже если оно было в какой-то мере инициировано самим поэтом, непростительно для исследователей и оскорбительно для того, кто был и остается гордостью России. Бездельничать за государственный счет, не принося пользы Отечеству – это противоречит душевному настрою поэта. И если до недавнего времени подобное поведение Пушкина выглядело своеобразной формой протеста самодержавию, то ныне подобного рода идеологические шоры должны быть устранены.

Итак, я повторюсь: мой Пушкин - в форменной мундире, служащий коллегии иностранных дел МИДа России, член Российской Академии Наук, специалист, владеющий несколькими языками и выполняющий серьезные политические поручения. Его, такого, я увидела живым и понятным.

Конечно, моя работа во многом реферативная и великих открытий не содержит, но есть в ней главное: Пушкин может быть для меня и моих товарищей по учебе образцом и примером отношения и к родине и к государственной службе.

Честь имею, коллежский юнкер (14 разряда), ее благородие Юлиана Валериевна Николаева.

Список литературы и источников:

Из фондов Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина Березкина, Светлана Вениаминовна (доктор филологических наук). Проблемы историко-культурного контекста в научной биографии А. С. Пушкина : автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук : специальность 10.01.01 <Русская литература> /

Березкина Светлана Вениаминовна ; [Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) РАН]. - Томск, 2010. - 37 с. ; 21 см.. - ).

Липранди И.П. Из дневника и воспоминаний // Пушкин в воспоминаниях современников: В 2 т. 3-е изд., доп. Т. 1. СПб.: Академический проект, 1998.

Лотман Ю.М. Александр Сергеевич Пушкин: Биография писателя // Лотман Ю.М. Пушкин: Биография писателя; Статьи и заметки, 1960–1990; «Евгений Онегин»: Комментарий. СПб.: Искусство-СПб, 1995.

Сурат И.З., Бочаров С.Г. Пушкин: Краткий очерк жизни и творчества. М.: Языки славянской культуры, 2002.

Сурат И.З., Бочаров С.Г. Пушкин Александр Сергеевич // Русские писатели: 1800–1917. Биографический словарь. Т. 5. М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия», 2007.

Шепелёв Л.Е. Титулы, мундиры и ордена Российской империи. М.: ЗАО Центрполиграф, 2004

Прочие источники:

Александр Братецкий. Титулярный советник Пушкин // https://www.gazeta.ru/politics/2017/02/10_a_10518353.shtml Андрей Ранчин. Александр Пушкин: дворянин и поэт на государственной службе// http://pa-journal.ranepa.ru/articles/r64/1897/

Александр Ткачев. Коллегии иностранных дел Пушкина// http://lectmania.ru/2x27b3.html

Егор Толстов. Пушкин и спецслужбы России // http://cryptohistory.ru/information/spushkin-i-specsluzhby-rossii Сергей Порохов. Секретная жизнь Пушкина // http://www.proza.ru/2015/01/27/2187

Категория: Николаева Юлиана | Просмотров: 92 | Добавил: juliana | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2021 uCoz